• Dina Yakuschewich

"Не надо регалий. Я — Тео."

Updated: Jun 19

Только что в доме Дягилева закончился мастер-класс Теодора Курентзиса для вокалистов и дирижеров, кульминационный и долгожданный пункт образовательной программы.


Он получился идеальным: голоса у вокалистов как на подбор прекрасные, дирижеры — восприимчивые, Теодор был в хорошем настроении, пел и танцевал. Удивительно, как находящиеся в его энергетическом поле музыканты начинают переливаться и пениться, расправляться, как перчатки, в которую вставили руку: какой-то миг — и вдруг встает фраза, раздается звуковое поле, звук становится носким и распахивается куда-то вверх. Вещи обозначаются невероятно тонкие — новое распределение рессор и дыхания переформатирует музыкальную фразу почти целиком: только что она звучала рублено и ученически, а вот потекла, полилась, обрела внутреннюю опертость. При этом работа шла скрупулёзная до невозможности, понятная в полной мере только профессионалам; однако даже и при этом нахождение в поле этой работы было мастер-классом, и по куда более широкому профилю — во многом это был мастер-класс того, как жить и любить музыку.


Да и в целом смотреть, как Теодор Курентзис танцует вальс Мюзетты из пуччиниевской "Богемы", можно практически бесконечно.



Мы собрали несколько ярких цитат с мастер-класса.


— Многие вокалисты замечают, что поют не тот ритм в конце карьеры. Но вам лучше, конечно, заметить это в начале.

— Когда звучит хорошо, нужно обязательно это произносить: вокалист психологически должен чувствовать, что он на верном пути.

— Дирижёр должен всегда знать, когда дышит певец, и петь и дышать вместе с ним.

— Я хочу, чтобы ты чувствовала каждой клеткой. Ты пытаешься управлять интеллектом, но клетка твоя молчит.

— В каком месте у тебя здесь болит душа?

— Сцена — это единственное место, где действительно можно рассказать о себе и о своём сломанном сердце.

— Ты поешь так, будто тебе больно одинаково на всех местах, а на самом деле боль где-то увеличивается, где-то стихает.

— Меняйте метод работы, а не певицу.

— Если певцы не будут влюбляться в тебя, то нет надежды.

— Не нужно просить ее сделать пиано, если не получается, нужно посмотреть на облака, на шапку Дягилева (прим.: в зале дома Дягилева стоит внушительный размеров скульптура Дягилева в цилиндре), нужно снова найти музыку. Дирижирование — это же в какой-то мере телепатия.


— Перестаньте любоваться своим жестом и делайте музыку. В консерватории вообще часто учат смотреть в зеркало и изображать красивых дирижёров — там почему-то думают, что оркестр от этого лучше играет.

— Каждый дирижёр должен найти своё тело в дирижировании. Оркестр должен легко играть то, что мы воображаем и показываем. Нужно уйти от рутинного образа дирижера, он только мешает оркестру и мешает музыке, а должен раскрывать сердце и создавать им простор.

— Надо побольше любить музыку, и собирать много материала. А если нет материала, нет опыта, нет этого созданного микроклимата, то нет музыки. Нужно любить каждую ноту, каждую фразу.

— Вы хорошие, но формальные. Очень формальные. Поэтому нет счастья. А надо просто быть счастливыми.

0 comments