• Inner Emigrant

Смерть идеологии и просветление Леонида Десятникова

Один пространный абзац об открытии Дягилевского фестиваля.

Тимпан ДК Солдатова с некорректно записанными акцентами над нотами, в лучших традициях советской архитектуры

Очень много вокруг сочинения Леонида Десятникова «Зима Священная 1949», которым сегодня открылся Дягилевский фестиваль 2021, упоминаются вариации прилагательного «советский»: в основе — советский учебник английского, 2 раза упоминается советский вождь, постсоветский композитор, работающий с советской эстетикой. Все тезисы верные, но после триумфа сочинения в оплоте и памятнике всего «советского» — ДК Солдатова в Перми, кажется, что мы услышали не только очередную музыкальную рефлексию о советской эпохе. Ощущается как раз, что это сочинение — реакция на свободу от идеологии вообще. Любой. Штампы из пропаганды соседствуют с приджазованными пассажами. Барочные построения — с эстетикой поп-музыки. Простые и мелодичные песни складываются в сложную симфонию. 200+ людей на сцене звучат до удивления интимно. Нет, это не реакция только лишь на советское. Это цепко схваченный и убедительно зафиксированный музыкальными средствами редкий исторический момент, когда с треском рухнул под своей тяжестью громоздкий исторический конструкт. Когда старая идеология умерла, а новая еще не зародилась. Уже нет веры в надежду. И еще нет надежды на веру. Глобальная свобода, очищение через смерть. Красивая рифма, что Теодор Курентзис в один вечер с «Зимой...» исполнил «Сметь и просветление» Штрауса. Коллективная иллюзия об иллюзорной коллективизации рухнула. И наступило просветление. Потому особенно радостно, что планируется выпуск концертной записи. Разделы этой симфонии хочется добавить в плейлист и подпитывать ими пустоты повседневной жизни. Это сочинение должно быть доступно не только российским слушателям. Оно не только о нас. Оно о том редком в мировой истории мгновении тотальной чистоты от утопических войн и навязывания убеждений. Очень красивая музыка. Крайне сложно и продуманно сделанная. Настоящий каскад эмоций — от ехидной насмешки до древнегреческой трагедии. И никакого программного утверждения в финале. Не просто Opus Magnum Леонида Десятникова. Opus Magnum всей российской музыки. Здорово, что Теодор Курентзис отобрал его, привлек к нему интерес и «сделал» на том уровне, которого оно достойно. Событие, которое уже в истории и поделит музыкальную биографию Перми на до и после. Особое спасибо за овацию Леониду Десятникову, Пермь! Счастье не за...


2 comments